ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА

Характер восприятия гендерных проблем отдельных людей напрямую зависит от степени просвещенности общества и его лояльности к проявлениям индивидуальности личности.

Если человек идет на полный физический и социальный транзишн, после его адаптации в новом поле проблемы возникают относительно не часто, даже если этот человек не меняет работу и место жительства. Конечно, нужно быть готовым к тому, что часть знакомых, не способных принять случившееся, отдалится сразу или постепенно, но остальные, скорее всего, отнесутся к проблеме с пониманием и, как правило, своим отношением стараются помочь освоиться в новом образе. При этом большое значение имеет Pass (способность выглядеть и вести себя соответственно новому полу). Транссексуалы часто шутят, что, как и саперы, могут ошибиться только один раз.

Другое дело, если человеку для ослабления психологического дискомфорта достаточно, например, эпизодических переодеваний и снятия некоторых гендерных ограничений в поведении. С одной стороны это хорошо, поскольку не требует усилий и затрат на транзишн, да и риска для здоровья никакого (если исключить возможность быть избитым и покалеченным – а таких примеров достаточно). Проблема в том, что люди, даже близкие, часто не знают точно, как к такому человеку относиться: как называть, в каком роде обращаться, на какую реакцию при этом рассчитывать. Пока они это не будут знать точно, неизбежны недоразумения.

Некоторые CD и TV сами подливают масла в огонь, выставляя себя в неприглядном виде. Трудно относиться адекватно к человеку, который, будучи одет в первое попавшееся платье и с аляповато накрашенным лицом, на котором отлично себя чувствует вчерашняя щетина, требует называть себя в женском роде и при этом заявляет, что он ... самый настоящий мужик (можно сказать – мачо!).

С другой стороны, просто физически не все люди могут быть 100% Pass, не все имеют возможность и необходимость пойти на транзишн. Чтобы такие люди чувствовали себя комфортно и не пополняли собой ряды самоубийц и пациентов психбольниц, необходимо менять отношение общества к Т* проблемам, делать его терпимее и просвещеннее. Это необходимо еще и потому, что многие люди с гендерными проблемами не имеют достоверной информации и не могут по этой причине разобраться в себе. Часто они просто не знают причин своего внутреннего беспокойства, не знают, отчего несчастливы, и, по старой русской традиции, находят забвение в вине.

К сожалению, газеты и телевидение в погоне за дешевыми сенсациями гораздо чаще шокируют и дезинформируют обывателей "жареными фактами", чем дают объективную информацию (в том числе о распространенности такого врожденного дефекта, как отклонения в гендерном самоощущении, его неизлечимой природе, и количестве случаев успешного транзишна и социализации). Даже если автор статьи или передачи с сочувствием относится к проблеме, общее впечатление часто создается негативное. И это можно объяснить. Большинство людей, в том числе журналисты и телеведущие, просто не понимают, какую ценность имеет гендерное самосознание. Трудно по-настоящему оценить то, что у тебя всегда было и всегда будет. Трудно понять, что пол – не просто возможность вести себя и одеваться соответствующим образом (хотя и это имеет большое значение), но, что важнее, возможность быть собой. Всегда, в любых обстоятельствах.

Известные психологи, социологи и прочие "людоведы" не выделяют правильное гендерное самоощущение отдельным звеном в своих формулах психологического комфорта. Однако оно, безусловно, подразумевается в других понятиях. Например, Дейл Карнеги одним из важнейших для личности считает чувство своей значительности. Но о какой значительности может идти речь, когда у человека нет даже того, что у большинства есть от рождения. Постоянное чувство обделенности приводит к депрессии, а иногда и к асоциальному поведению. Тот же Карнеги рекомендует чаще обращаться к человеку по имени. Но если это имя (берем крайний случай гендерной дисфории) каждый раз режет человеку слух и напоминает о его "неправильности", любой шаг в обществе дается ему с трудом.

Случались моменты и даже периоды, когда мне было очень сложно заставить себя знакомиться с новыми людьми, участвовать в разных "коллективных мероприятиях", поскольку то, как люди меня воспринимали, и мое собственное самовосприятие постоянно вступали в конфликт. Пожалуй, иногда это мешало моей работе. Впрочем, мне обычно удавалось "обойти" это препятствие, либо вообще блокируя любые чувства, возникающие при общении, либо сознательно играя определенную роль, которую от меня ждали. Нельзя сказать, что это совсем легко и приятно, но со временем входит в привычку. И жизнь кажется вполне нормальной, не такой уж беспросветной, особенно если не знать, как бывает по-другому. В ней тоже есть место радости и грусти, счастью и отчаянию, пока не узнаешь всю гамму чувств, которая приходит, когда хоть кто-нибудь, а особенно близкие и любимые люди начинают воспринимать тебя как есть, без маски. Тогда мир словно расцветает, становится более осязаемым, ярким, и в то же время уютным и спокойным.

 В то же время психологические проблемы могут иметь не только "внешние", но и "внутренние" причины. Годы существования "между полами" не могут не оставить следов в характере человека. Многими психологами, общавшимися с транссексуалами, отмечается, например, снижение критики, излишняя (по их мнению) "зацикленность" на перемене пола и пренебрежение другими целями в жизни. В последнем кроется опасность того, что после достижения заветного результата, человек как бы останется без ориентиров для дальнейшего развития и может даже разочароваться в сделанном. Многим кажется, что после операции, или после смены документов и адаптации в новом поле изменится все - и вокруг, и внутри. Но на самом деле человек остается внутри прежним - абсолютно таким, как раньше. И это может оказаться самым неожиданным и коварным ударом. С другой стороны, всеподчиняющая увлеченность какими-либо материальными целями характерна для многих людей. Это может быть желание иметь новую игрушку, или новую машину, или новый образ. Мне кажется, в данном случае, это явления одного порядка.

Принято скрывать проявления транссексуальности от детей. Я сомневаюсь, что это правильно. Доказано, что гендерные проблемы не передаются по наследству и их невозможно "привить" воспитанием. Так в чем же дело?
Если у ребенка нормальная половая самоидентификация, чем раньше ребенок узнает правду, тем легче ее воспримет (в раннем детстве сознание открыто и воспринимает все "как есть"). К тому же из такого ребенка вряд ли вырастет ортодокс или гомофоб-экстремист, что будет способствовать оздоровлению будущего общества. Если же присутствуют признаки, что у ребенка есть те или иные отклонения в гендерной идентификации, правильная, неискаженная информация об этих вещах поможет ему избежать в будущем многих проблем, горестей и разочарований.

 

 СОДЕРЖАНИЕ

<- ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА ******* ******* СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА ->

Сайт управляется системой uCoz